Содержание

Строительство гнезда. Птицы

Птицы на гнездах

Строительство гнезда

После определения границ участка вся энергия птиц, очень высокая в это время года, бывает направлена на строительство гнезда. Это одна из самых своеобразных и сложных форм поведения, свойственных птицам. Приведем несколько примеров. Самец певчего дрозда собирает в лесу гнилушки и опилки из трухлявых пней. Эту массу, размоченную водой или слюной, он передает самке. Та кладет опилки на дно будущего гнезда и грудью размазывает их по стенкам, вращаясь как волчок. После многоразового оштукатуривания гнездо несколько дней сохнет, а потом уже самка начинает откладку яиц.

Обитатели северных морских островов, тупики роют норы в мягкой почве лапами и мощным плоским клювом. Колония тупиков находится глубоко под землей. Норы длинные — до 3 м — и извилистые, на конце с гнездовой камерой. Ходы соседних пор сливаются, образуя подземный птичий город. Почва каждый год так хорошо перекапывается и обильно удобряется, что местная флора получает прекрасные условия для развития.

Такие яркие цветы, как на колониях тупиков, не встречаются больше нигде среди скудной северной растительности.

Синицы-гаички сами выщипывают гнездовое дупло в мягкой древесине гнилых осин или берез. Это единственные синицы, которые могут сами построить себе жилище. На постройку у пары гаичек уходит больше двух недель.

Биологическое значение гнезда птиц очень велико. Яйца, а затем и птенцы размещаются в нем очень компактно, что создает наиболее благоприятные условия для их развития. Яйца располагаются в нем так, что занимают наименьшую возможную поверхность. Это особенно заметно у куликов. Четыре их крупных грушевидных яйца лежат в гнездовой ямке так, что насиживающая самка как раз прикрывает их своим телом. Сам материал гнезда обеспечивает оптимальные температурные условия для развития яиц, а затем птенцов. Последнее особенно важно, так как малыши птенцовых птиц не способны поддерживать постоянную температуру тела. Лежа тесной кучкой, они легче противостоят охлаждению. Подросшие птенцы полностью занимают всю чашку гнезда, что тоже способствует сохранению тепла.

Основную роль по поддержанию температуры в гнезде играет насиживающая самка.

АРХИТЕКТОРЫ И СТРОИТЕЛИ ГНЕЗД | Наука и жизнь

В детстве мы смотрим на окружающий нас мир глазами, полными удивления и восторга. Со временем эта способность тускнеет, отходит на задний план, а то и вовсе исчезает. А между тем жизнь зеленого листа и порхающей бабочки, медлительной черепахи и обгоняющего корабли дельфина действительно полна загадок и нераскрытых тайн. Публикуемая статья рассказывает об удивительных особенностях самого обыденного, на первый взгляд, события в жизни животных — строительства гнезд.

Иволга вьет изящные легкие «гамачки» на тонких ветках дуба или березы. К такому гнезду нелегко подобраться врагам.

Длиннохвостая синица, или ополовник, сооружает в развилке березы теплые пушистые шарики.

Гнездо дрозда в обломке ствола высохшей березы.

Удивительные «кошелечки» из пуха ивы вьют синицы-ремезы на свисающих над водой ветках деревьев.

Пальмовые стрижи приклеивают сделанные из слюны, пуха и мелких перышек гнезда к внутренней поверхности свисающих листьев пальмы.

Стрижи-саланганы гнездятся под сводами пещер. Их легкие воздушные постройки считаются деликатесом в южноазиатской кухне.

Глазчатые сорные куры за постройкой гнезда.

Сорные куры за свои сильные мускулистые ноги получили название «большеноги».

Черепаха откладывает яйца в вырытую яму.

Гнездо козодоя расположено на голой земле, почти без травяной подстилки.

Обитательница птичьих базаров кайра откладывает свое единственное яйцо на каменистом обрыве.

Ткачи, гончары и землекопы

Присмотритесь к гнезду обычной пеночки, камышевки, пересмешки — как аккуратно и замысловато переплетены в нем травинки, образуя шалашик или корзинку. Чтобы выполнить такую работу, нужно обладать незаурядными ткацкими способностями. Замечательно сплетены и висячие сооружения африканских ткачиков, и подвешенные над водой гнезда-«кошельки» синиц-ремезов, и удивительные игровые постройки австралийских птиц-шалашников.

При строительстве гнезд птицам приходится не только «ткать», но и выполнять самые разнообразные работы: ласточки лепят гнезда из глины, используя в качестве склеивающего материала собственную слюну, а небольшие стрижи-саланганы, гнездящиеся под сводами пещер в тропиках Южной Азии и Индонезии, вообще обходятся без глины — они делают гнезда исключительно из слюны. Эти воздушные легкие постройки, кстати сказать, местные жители собирают и продают поставщикам дорогих ресторанов, которые готовят из них изысканные блюда.

Еще более удивительные гнезда у родственников саланган, пальмовых стрижей, которые приклеивают сделанные из слюны, пуха и мелких перышек миниатюрные «подушечки» к внутренней поверхности свисающих листьев кокосовой пальмы. Когда гнездо готово, к подушечке приклеиваются два яйца, которые птица насиживает в вертикальном положении, зацепившись лапами за гнездовую платформу.

Такое гнездышко заставит изумиться любого, кто его заметил. А вот гнезда сорных кур — холмики из песка — на первый взгляд кажутся ничем не примечательными. Но именно о них стоит рассказать подробнее.

Термометр внутри клюва

Сорные куры, или большеноги, относятся к особому семейству в отряде куриных птиц. Большинство видов большеногов — довольно крупные птицы, величиной с индейку. Они живут в тропических лесах Индонезии и на Новой Гвинее. Один вид, кустарниковая индейка, населяет леса восточного побережья Австралии, а другой, глазчатая курица, обитает в засушливых районах южной половины континента. Сорные куры не насиживают своих яиц. Тропические виды, что гнездятся в лесах Новой Гвинеи и на острове Целебес, как правило, не строят гнезд, а просто откладывают яйца в хорошо прогреваемом месте — например, в песок на океанических побережьях или в кучи преющей листвы в гуще тропического леса, а то и в вулканический пепел у подножья действующих вулканов.

Гнездовые постройки они сооружают лишь временами, «по обстоятельствам», да и сами эти постройки — одно название: чаще всего просто небольшая куча листвы. Забот с таким гнездом немного: тропические дожди часты, опавшая листва хорошо увлажняется и быстро начинает преть, выделяя тепло, необходимое для развития яиц.

Совсем по-другому обстоят дела с заботой о потомстве у глазчатых кур. Самцы этих птиц только и занимаются тем, что строят гнезда-инкубаторы — внушительные песчаные холмики, до пяти метров в диаметре и около метра высотой, а потом ухаживают за ними. Не заметить такие гнезда невозможно, сами же птицы очень скрытные, и увидеть их у гнезда случайному наблюдателю нелегко. Видимо, поэтому первые европейские поселенцы в Австралии не поверили аборигенам, утверждавшим, что странные холмики принадлежат птицам. Европейцы заподозрили, что внутри холмиков — захоронения воинов со старинным оружием и драгоценностями.

Однако, когда мнимые могилы раскопали, в них обнаружили только птичьи яйца.

В австралийской саванне, или скрэбе, - кустарниковой полупустыне, где птицы строят эти гнезда, дожди редки и бывают преимущественно во влажный сезон, осенью. Без воды сухая листва не начнет преть, да и ветром ее быстро разбросает — не будет «работать» инкубатор. Поэтому хозяин гнезда уже при его устройстве заблаговременно заботится о будущем потомстве. Осенью самец глазчатой курицы раскапывает гнездовой холм и открывает гнездовую «камеру». Затем начинает методично подсыпать в камеру все новые и новые порции сухой листвы, следя за тем, чтобы каждый слой листвы хорошенько намок под дождем. Такая работа порой продолжается всю зиму. В августе, с началом весны в Австралии, самец забрасывает камеру песком и ждет, пока она не нагреется под яркими лучами весеннего солнца. Тогда листва внутри камеры начнет гнить, и отложенные яйца будут согреты выделяющимся при этом теплом.

Интересно, что всю эту кропотливую и длительную работу выполняет только самец — самка не принимает никакого участия в строительстве гнезда и начинает проявлять беспокойство у «инкубатора», лишь когда собирается отложить очередное яйцо. Тогда самец разбрасывает верхние слои песка и открывает гнездовую камеру. Яйцо откладывается в преющую кучу листвы, где развивается около семи недель. Заботы самца на этом не кончаются: ведь самка продолжает нести яйца в течение всего гнездового сезона, она откладывает до 35 яиц с интервалом в 4-8 дней, и гнездовая камера должна быть всегда готова принять новое яйцо. Ранее отложенные яйца находятся еще в гнезде, еще развиваются, а погода меняется, становится то жарче, то холоднее. Для нормального же развития яиц нужна относительно постоянная температура. Поэтому самец без конца трудится: в холодные дни раскапывает гнездовую камеру, подставляя ее прямо под солнечные лучи, а в жаркие дни нагребает сверху все новые слои почвы, защищая яйца от перегрева.

И так до поздней осени, а там и новый гнездовой сезон на носу.

Зоолог Х. Фрит много наблюдал за поведением сорных кур у гнезда и сделал вывод, что эти птицы обладают особой способностью точно определять температуру в гнездовой камере. При этом они погружают клюв в гнездо и языком или слизистой оболочкой полости рта вроде бы могут «измерять» температуру. Возможно, что у самца действительно развивается тонкий навык различения температуры, однако более поздние исследования с применением термодатчиков заставили ученых усомниться в особой точности термочувствительных способностей сорных кур. Температура гнездовой камеры, во-первых, различается в разных «кучах», а во-вторых, меняется в одной и той же «куче» в течение всего периода развития яиц. Перепад достаточно высок, поэтому некоторые зоологи полагают, что самец глазчатой курицы руководствуется не точным знанием температуры, а более общими «соображениями», согласуя свои действия с конкретными погодными условиями.

В то же время из других наблюдений известно, что и при искусственном охлаждении гнезда, то есть когда общие погодные условия не меняются, самец начинает «разогревать» гнездовую камеру (значит, все-таки чувствует температуру внутри «кучи»?). Так что в этом вопросе точка над «i» еще не поставлена.

При больших перепадах температуры часть яиц внутри «кучи» не развивается. Много птичьего потомства гибнет и от грозовых дождей, и от хищников. Вылупившегося птенца ждут испытания: ему нужно пробраться сквозь набросанные поверх гнездовой камеры слои песка к поверхности холмика. На это уходит 15-20 часов. Не всем птенцам удается выбраться, часть их задыхается. Но преодолевший эту дистанцию новожитель — большеног сразу же способен бегать, а вскоре и перепархивать с места на место. Поэтому он без промедления устремляется в чащобу, где начинает вести самостоятельную жизнь. Птенцы из одного гнезда вылупляются в разное время, поэтому молодые сорные куры, должно быть, не знают не только своих родителей, но и братьев и сестер.

Колыбель для крокодила

Гнезда строят не только птицы, но и пресмыкающиеся. Хотя можно усомниться в том, что их заботы о развитии потомства заслуживают такого названия. Ведь, например, гнезда черепах — это всего лишь подземные «камеры» для яиц. С другой стороны, вырыть ямку в песке черепахе тоже не очень просто. Главное, необходимо правильно выбрать место для кладки - чтобы гнездо не затопило, чтобы грунт был достаточно влажным, чтобы он хорошо пропускал воздух и так далее. Каждая черепаха должна «учесть» много необходимых условий. Для этого ей необходимо сделать свой «выбор», «принять решение», отработать какой-то навык.

Из всего этого слагается строительство колыбели для потомства, и колыбель эта по невидимым для глаза показателям — температуре, газовому градиенту, влажности — отличается от окружающего ландшафта. Поэтому такую колыбель определенно можно назвать гнездом.

В отличие от черепах, аллигаторы, кайманы и некоторые крокодилы нагребают гнезда-кучи из растительного «мусора» и почвы. У крупных монстров, таких, как обитающий в Азии гребнистый крокодил, гнездовые холмики достигают метра в высоту и пяти метров в диаметре — ничем не хуже, чем «курганы» сорных кур. Другие крокодилы возводят более скромные сооружения. Так, самка миссисипского аллигатора, распространенного на юго-востоке США, делает в болотистой местности относительно крупное, до одного-полутора метров в основании, гнездо из листьев, веток и мха и откладывает в него тридцать-сорок, а иногда и до восьмидесяти удлиненных яиц, которые располагаются в верхней части растительной кучи. Преющая растительность обеспечивает потомство теплом так же, как и в гнездах-инкубаторах глазчатой курицы.

Обитающие в реках Южной Америки крокодиловые кайманы размножаются в сезон дождей, когда огромные пространства тропического леса оказываются затопленными и представляют собой нескончаемые плесы с многочисленными островами суши. В это время самки кайманов выходят из разлившихся рек и удаляются по затопленным джунглям вглубь леса, где и устраивают гнезда на возвышающихся над водой островках. Это небольшие гнездовые холмики, сделанные исключительно из грунта. Яйца лежат на подстилке из листьев и прикрыты листвой. На многие километры, а иногда и на десятки километров вокруг гнезда — одна вода. Что может быть лучшей защитой для потомства?

Другие виды южноамериканских кайманов предпочитают размещать свои гнездовые холмики на живых термитниках или на гниющих стволах поваленных крупных деревьев, которые представляют собой не что иное, как природные тепловые «батареи». Температура в таких гнездах держится на уровне 33-37 градусов тепла, что уже близко к режиму инкубации яиц птиц.

Все виды крокодилов строят гнезда так, чтобы яйца развивались при высокой температуре. В то же время необходимо, чтобы в разных гнездах тепловой режим несколько отличался, иначе будут вылупляться детеныши только одного пола. Дело в том, что у крокодилов, как и у многих черепах, пол определяется не набором хромосом, а температурой, при которой развиваются яйца. При температуре меньшей или равной тридцати градусам в гнездах миссисипского аллигатора появляются только «девочки», а при температуре большей либо равной тридцати четырем градусам — только «мальчики». В промежуточном интервале рождаются и те и другие в разных соотношениях. Понятно, что при таком «легкомысленном» отношении к определению пола могут возникнуть сложности с воспроизведением новых поколений. Соотношение самцов и самок у каждого вида в природе должно быть более или менее постоянным, и как крокодилы решают эту проблему, пока до конца не ясно.

Те крокодилы, которые нагребают растительные гнезда-холмики, откладывают яйца в начале влажного сезона, во время тропических ливней, когда реки выходят из берегов и затапливают джунгли. Другие, зарывающие кладку в песчаный грунт на островах, косах и береговых террасах рек, например гангский гавиал, нильский и болотный крокодилы, приступают к размножению в начале сухого сезона, когда вода спадает. При размножении во время влажного сезона откладка яиц происходит еще при поднимающейся воде, и вероятность затопления «гнездовой» камеры с яйцами довольно велика. Зато вылупившиеся молодые крокодилы сразу попадают в благоприятные условия: до воды недалеко, а мелководные плесы в это время просто кишат многочисленными водными насекомыми — это отличный корм для молодняка.

Когда же крокодилы размножаются в сухой сезон, самка откладывает яйца в вырытые в берегах рек отнорки, до одного метра глубиной, в таких местах, где еще совсем недавно была вода. Вода убывает, так что опасности затопления яиц нет. Но самка крокодила в этом случае не может все время находиться у гнезда и защищать его. В эту пору крокодилиха почти не ест, у нее другая забота — нужно спасаться в воде от перегрева. Оставляя гнездовой холмик без присмотра в открытом, обсыхающем месте, самка надежно забрасывает будущее потомство песком. Так поступают на берегах Нила сыскавшие себе недобрую славу у людей нильские крокодилы.

Вымершие родственники крокодилов — динозавры — иногда закапывали кладку яиц в песчаный грунт, большинство же их представителей, такие, как утконосые, рогатые и хищные динозавры, устраивали различные по сложности и величине гнезда с использованием растительного материала. Эти примитивные, на первый взгляд, существа довольно серьезно заботились о детенышах, о чем поведали палеонтологам раскопки последних двадцати лет (см. «Наука и жизнь» № 5, 1997 г.).

Гнезда насекомых и птицы без гнезд

Сложные гнездовые постройки сооружают не только птицы и рептилии, но и насекомые, например шмели и осы. Строят незамысловатые гнезда и рыбы — колюшки и макроподы, а также некоторые квакши и южноамериканские лягушки-древолазы. А что уж говорить о млекопитающих? Свитое среди травы, в метре над землей, гнездо мыши-малютки или утепленное мхом и шерстью гнездо гайно белки, которое часто принимают за птичье, — очень замысловатые и искусные постройки.

А вот среди птиц есть такие, которые вовсе не делают гнезд в настоящем смысле этого слова. Многие околоводные птицы, а также некоторые пернатые обитатели леса откладывают яйца прямо на голую поверхность земли — на галечниковой отмели, в каменистой степи, песчаной пустыне или в покрытом мхом кочкарнике, не делая никакой выстилки, а иногда и сколько-нибудь заметной ямки. Так поступают многие зуйки, крачки, саджи и рябки, а также некоторые совы и козодои.

Обитающие в Африке египетские бегунки (их еще называют крокодиловыми сторожами) — небольшие приземистые кулики — почти не насиживают отложенные в прибрежный песок яйца, но, напротив, создают крыльями тень и время от времени смачивают кладку водой, которую приносят в клюве. Но это скорее исключения. Именно у птиц искусство строительства гнезд доведено до совершенства, которому может позавидовать и человек.

ГНЕЗДА СТРОЯТ НЕ ТОЛЬКО ПТИЦЫ

В искусстве строить гнезда с птицами пытаются соперничать и другие животные. Тропические пауки — аранеусы, например, устраивают коллективное гнездо, в котором несколько самок производят на свет и сохраняют от врагов потомство (1). Удивительные гнезда строят и осы: у пилюльной осы оно похоже на кувшинчик (2), а у шипоносой стенкой осы — на изогнутый рог (3). Не отстают от насекомых и рептилии — правда, кучи растительного мусора, в которые зарывают яйца аллигаторы и кайманы (4), и ямы в песке нильских крокодилов (5) выглядят не столь замысловато, но это настоящие инкубаторы для детенышей, в которых точно «рассчитаны» изменения температуры и влажности — почти как в гнездах сорных кур, где обеспечены постоянные условия для развития яиц. Но все же птицы остаются непревзойденными архитекторами гнезд: чтобы убедиться в этом, достаточно рассмотреть гнезда ширококлювой мухоловки (6), пестроголоеой камышовки (7), урагуса (8), длиннохвостой синицы (9), крапивника (10) и других пернатых умельцев.

Птицы учатся строить гнезда у своих знакомых

Как выяснилось в экспериментах шотландских ученых, зебровые амадины (Taeniopygia guttata) выбирают цветовую гамму для своих гнезд, руководствуясь не столько инстинктом, сколько собственными вкусами и текущими наблюдениями. При этом если они наблюдают за действиями опытного гнездостроителя, с которым прежде были знакомы, то от его действий будет сильно зависеть их последующий выбор цвета. Но незнакомый строитель не станет для молодых учеников авторитетом: они выберут цвет в соответствии с собственными цветовыми предпочтениями. Строительство гнезда у амадин — высоко социальных птиц — может стать хорошей моделью для изучения таких интересных культурных явлений, как мода, следование вкусам большинства, то есть поддержание традиций, не имеющих явного адаптивного смысла.

Ученые из шотландского Сент-Эндрюсского университета задались вопросом: кто учит птиц строить гнезда? Известно, что птицы могут построить гнездо, руководствуясь инстинктом. Часто оказываются важными и наблюдения за окружающей обстановкой. Так, недавно исследователи из того же Сент-Эндрюсского университета показали, что зебровые амадины подбирают такой гнездовой материал, который наилучшим образом замаскирует гнездо (см. Птицы маскируют гнезда, подбирая материал подходящего цвета, «Элементы», 10. 04.2015). Но зебровые амадины — социальные птицы: они живут большими стаями, гнездятся в колониях, образуют многолетние супружеские пары. Это означает, что столь важная часть их жизни, как строительство гнезда, тоже может быть социально обусловлена: птицы могут строить гнезда, перенимая опыт у более опытных соседей. Шотландские ученые в эксперименте наглядно продемонстрировали присутствие такого социального элемента у молодых гнездостроителей. Более того, им удалось выяснить, как неумелые ученики относятся к «авторитетным демонстрациям».

Эксперимент готовили заранее. 96 птичек из разных мест свезли в лабораторию и рассадили по мужским и женским клеткам. Разновозрастные самцы содержались двумя стайками в отдельных помещениях в течение месяца. В каждом помещении самцы имели возможность познакомиться друг с другом, но не с особями из другого помещения. Затем самцов и самок разбили по парам и рассадили по отдельным семейным клеткам. На первом этапе эксперимента ученые выясняли, какой цвет для материала гнезда предпочитают молодые самцы, которые еще никогда не строили гнезд (напомню, что в паре амадин строит гнездо именно самец). Для этого к прутьям клетки привязывали пучки розовых и оранжевых ниток и подсчитывали время, которое самец тратит, присматриваясь и дергая нити разных цветов. Если он больше времени обследовал оранжевый цвет, то оранжевый считался его индивидуальным предпочтением, а если розовый, то предпочтительным для данного самца назначался розовый цвет.

На следующем этапе молодые брачные пары разместили рядом с парами, где самец уже имел опыт строительства гнезд. Акцент был сделан на том, что часть молодых пар соседствовала со знакомыми самцами, а часть — с незнакомыми, из другого помещения. В клетку взрослому, искушенному, самцу ставили гнездовую коробку, и это был сигнал для начала строительства. В качестве гнездового материала ему давали только нитки неприятного для молодого самца-соседа цвета, а не того, который был для него предпочтительным: если молодой самец выбрал на первом этапе розовый, то взрослому самцу давали оранжевые нитки, а если ученик предпочитал оранжевый, то взрослый самец строил гнездо из розовых ниток. И молодой самец мог наблюдать, как его опытный сосед строит свое гнездо.

А после приходила очередь ему самому строить гнездо. Но теперь у него был выбор: взять нитки из розового или оранжевого пучка и свить гнездо предпочтительного цвета или из менее приятного, повторив действия умелого «наставника».

Ученым осталось только подсчитать число нитей разного цвета, из которого получилось гнездо у молодого самца. Гипотетически, ожидались два альтернативных сценария: молодые самцы могли следовать своему вкусу (демонстрации не важны для обучения) и могли повторить увиденное вопреки своему индивидуальному предпочтению (демонстрации важны для обучения). Но результат сложился в третий сюжет: для обучения важны и значимы действия уже знакомых демонстраторов. Если самец наблюдает за незнакомым гнездостроителем, то вряд ли потом использует эту информацию, а скорее последует своему предпочтению (рис. 2).

Нельзя не удивиться, насколько логично и разумно подобное поведение. Молодой муж, отвечающий за строительство дома для себя и своей избранницы, не доверяет кому попало. Случайный учитель для него не является авторитетом. Он станет руководствоваться своим собственным вкусом, но лучше, если в его окружении окажется более опытный знакомый. В свете столь понятных для нас рассуждений строительство гнезд у амадин может оказаться прекрасным объектом для изучения и других интригующих социальных явлений, таких как культурные традиции, мода, следование вкусам большинства и т. п. Интересно также, почему и как у птиц, имеющих резко отличное от млекопитающих устройство мозга, формируется понятная нам, млекопитающим, картина поведения.

Источник: Lauren M. Guillette, Alice C. Y. Scott and Susan D. Healy. Social learning in nest-building birds: a role for familiarity // Proceedings of the Royal Society B. 2016. V. 283. P. 20152685.

Елена Наймарк

Как это делается: птичьи гнезда

Как птицам удается без помощи рук, дизайнерского образования и инженерных приспособлений вить столь удивительной красоты гнезда?

Рассказать об этом умении пернатых мы попросили известного орнитолога, ведущего научного сотрудника Зоологического музея МГУ имени М. В. Ломоносова Павла Томкевича, изучающего поведение птиц на Аляске и в различных регионах российской Арктики — от Земли Франца Иосифа до Чукотки.

«Самые первые и примитивные гнезда — это просто яйца на земле. Птица выбирает место, крутится в нем, образуя небольшое углубление. В ходе эволюции птицы стали перемещаться на разные возвышения: скалы, кусты, деревья. Постепенно происходило усложнение гнезд: от самых примитивных нескольких веточек, лежащих на ветках деревьев, — например, у горлицы, до сложных конструкций, как у ткачиков или ремеза, который плетет варежку. У ткачиков в Африке известны колонии: десятки и сотни пар образуют огромное гнездо, от которого даже может надломиться дерево.

Вариантов гнезд очень много, и технология у всех разная. Примитивные птицы, например кулики и чайки, делают ямку в земле: для этого они поворачиваются вокруг своей оси, выскребают углубление ногами и выглаживают оперением груди. Сложные конструкции на деревьях птицы плетут клювами: вариантов очень много, от просто брошенных веточек до очень сложных переплетений, которые иногда невозможно сорвать. Некоторые птицы скрепляют свои гнезда слюной. Например, в Китае есть стрижи, которые лепят гнезда целиком из собственной слюны. Совершенно иная технология у ласточек: они собирают глину и из нее лепят дом.

Продолжительность строительства гнезд тоже отличается. Я занимаюсь куликами в Арктике, они начинают делать гнездо за день до откладки первых яиц, со временем добавляют к гнезду новый листовой материал, поправляют травинки над гнездом, чтобы сделать его менее заметным. Опишу процесс строительства на их примере: самец (а чаще всего гнездо строит самец) ходит по тундре в Арктике или по пашне в Подмосковье и выискивает подходящие ямки, этот процесс входит в ритуал привлечения самок и образования пары. Он заходит в каждую подходящую ямку и начинает ее выскребать лапами и выглаживать грудью. Чаще всего на территории самца бывает две-три, а то и гораздо больше таких ямок. Когда появляется самка, самец начинает эти ямки ей демонстрировать, привлекая к одной, другой, третьей. Если самка приходит в гнездо, самец его покидает и начинает, уходя, бросать в сторону гнезда травинки или листики, потом возвращаясь, он перебрасывает их в само гнездо. Так происходит пополнение гнезда новым листовым материалом.

Сможет ли человек построить гнездо так же искусно, как птицы? Я таких примеров не знаю. Миллионная эволюция прошла, в процессе которой технология совершенствовалась и отрабатывалась. Мы в тундре хотели облегчить поиски гнезд куликов и пытались сами выкручивать в земле ямки, чтобы им удобнее было дальше продолжать строить свои гнезда. Но они их упорно игнорировали. Видимо, нашего искусства для них недостаточно.

Впрочем, есть виды птиц, которые испытывают дефицит мест для гнезд — например, аисты. Для их гнезд нужны возвышенные площадки на высоте. А таких площадок, как правило, мало. Поэтому если есть основа, заготовка (например, установлено колесо от телеги), то они ее охотно используют. Но это не значит, что аисты не способны создать гнезда или они ленивы.

У нас, в европейской части России, их мало, и они селятся очень разреженно. Максимум по одному гнезду, редко по два на населенный пункт. А в Испании и в Португалии я видел в аэропортах колонии из многих десятков и сотен гнезд на всех осветительных вышках аэропорта — это просто поражает! И никто им не устраивает там никаких гнезд. Они сами это делают: вылетают на поиски, таскают балки и другой строительный материал. У них там явно не хватает мест для колониального гнездования, они ютятся чуть ли не на голове друг у друга. У нас тоже аисты часто обходятся без помощи людей. Птицы обживают водонапорные башни — сами выбирают место и гнездятся.

Как птицы строят гнезда? Описание, фото и видео

Автор Анималов В.С. На чтение 24 мин. Опубликовано Обновлено

Техника строительства, конечная форма и основные характеристики птичьих построек — прежде всего их прочность и теплоемкость — определяется свойствами гнездового материала.

Толстые, негнущиеся ветви деревьев и кустарников птицы просто складывают в кучу, стараясь как можно плотнее подгонять их одну к другой. Таким способом устраивают на деревьях свои массивные гнезда-платформы крупные хищные птицы и аисты, добиваясь поистине выдающихся результатов.

Многолетние гнезда

Будучи однажды сложенным, хорошо заметное со всех сторон гнездо становится достопримечательностью местности на многие годы. Его не один десяток лет будут занимать разные особи, которые в силу природного трудолюбия будут вносить и свой вклад в накопление гнездового материала. Толщина платформы будет год от года расти, платформа превратится во внушительную башню.

Знаменитое гнездо белоголового орлана под Вермилионом в штате Огайо (США) имело 2,5 метра в поперечнике и более 3 метров высоту при весе примерно 2 тонны. Вероятно, это и есть самая массивная постройка пернатых из тех, которые без всякой натяжки можно назвать типичным гнездом, предназначенным для выведения потомства семейной парой. Лишь немногим уступают этому колоссальному сооружению гнезда тихоокеанских белоплечих орланов на Камчатке. Гнездо черного грифа по габаритам напоминает колесо от самого тяжелого самосвала, достигая двухметрового диаметра и почти метровой толщины. В его стенках, пользуясь миролюбием хозяев, размещаются целые птичьи семьи, которые вполне сносно терпят друг друга.

Материалы для строительства гнезд

К этой же простейшей технике послойного складывания прибегают многие птицы. Около водным птицам материалом служат не сучья, а разнообразные фрагменты водных растений. Материал укладывается во влажном состоянии, что при высыхании сообщает постройке дополнительную прочность за счет эффекта «склеивания» высыхающих фрагментов.

У маленьких птиц с миниатюрными гнездами к числу излюбленных материалов относится паутина, и на ее поиски они затрачивают много времени. Будучи клейкой и прочной, она выступает в роли цементирующего материала, скрепляя отдельные слои сухой травы, и прекрасно обеспечивает крепление гнезд к ветвям дерева.

Гнезда тропических нектарниц

Гнездо тропической нектарницы

Гнезда тропических нектарниц по своей конструкции очень своеобразны и легко узнаваемы. У большинства видов постройка выглядит как сильно вытянутая груша, висящая на кончике тонкой веточки или же подвешенная к нижней стороне пальмового или бананового листа. В нижней расширенной части «груши» устраивается замкнутая гнездовая камера с узким боковым входом, обычно прикрытым сверху небольшим козырьком. Постройка очень миниатюрна, и даже крошка-нектарница внутри помещается не вполне, так что голова наседки с длинным изогнутым клювом почти всегда виднеется снаружи. Основным строительным материалом служит растительный пух, скрепляемый при помощи большого количества паутины, которая используется и для подвешивания гнезда.

Благодаря большому количеству паутины, мерцающей в солнечных лучах, гнезда некоторых видов выглядят очень нарядно и напоминают елочные игрушки, по недоразумению оказавшиеся на пальме. Вообще, любовь нектарниц к паутине носит всепоглощающий характер — русское название паукоеды, применяемое к некоторым представителям этой группы пернатых, следовало бы изменить на пауколюбы. Некоторые нектарницы вообще не строят гнезд. Найдя в укромном углу в кроне дерева хорошее напластование паутины, они слегка разгребают ее в одном месте и в образовавшийся лоточек откладывают яйца.

Гнезда камышовки

Гнездо камышовки

Заслуживают упоминания гнезда камышовок, искусно укрепленные на стоящих рядом друг с другом вертикальных стеблях. Стебли проходят сквозь боковые стенки гнезда, которое удерживается на опорах в основном за счет трения или «приклеивается» с помощью замазки из ила и тины. По форме гнездо камышовки напоминает цилиндр или шар с усеченной вершиной, аккуратно свитый из травинок и листьев тростника. Края лотка всегда сильно стянуты, внутренность иногда «оштукатуривается» все той же тиной, которая, высыхая, образует гладкую поверхность. Иногда камышовки прикрепляют гнездо к живым, растущим стеблям крапивы, таволги или иван-чая, и за месяц, прошедший от момента закладки постройки до вылета птенцов оно иногда поднимается вверх почти на полметра. Гнездо крепится боковыми стенками к тростниковым стеблям.

«Гончарных дел мастера» – глиняные гнезда

В каталоге строительных материалов пернатых значится и сырая глинистая почва. Основную ставку на нее сделали ласточки, скалистые поползни, сорочьи жаворонки и некоторые представители семейства с красноречивым названием птицы-печники. Лепные гнезда относятся к числу наиболее искусных построек пернатых и напоминают гончарные изделия. Они лепятся из небольших комочков глины и потому почти всегда имеют характерную мелко-бугристую поверхность, так что по количеству бугорков можно довольно точно сосчитать, сколько порций материала было уложено в процессе стройки.

Сорочьи жаворонки

Гнездо сорочьего жаворонка

Сорочьи жаворонки — небольшие пестро окрашенные птицы, обитающие в засушливых районах Австралии. Вопреки названию, с эволюционной точки зрения они больше тяготеют к вороновым птицам и в самом деле напоминают сорок с наполовину обрезанными хвостами. Их вполне удовлетворяют самые простые открытые сверху гнезда чашевидной формы, укрепленные на ветвях деревьев и типичные для большинства вороновых. Отличия лишь в том, что гнезда жаворонков целиком вылеплены из глины. Это дает только одно преимущество — возможность строиться на тонких горизонтальных ветвях, «прилепляя» к ним постройку, в то время как для гнезд из «стандартного» материала, свойствами цемента не обладающего, необходимо искать развилку ветвей или укреплять их поблизости от ствола, по которому может взобраться сумчатая куница или змея.

Гнезда большого скалистого поползня

Гнездо большого скалистого поползня выглядит как узкогорлый кувшин, приклеенный дном к скале. Горлышко кувшина, то есть вход в гнездо, направлено вниз и вбок. Весит такой «кувшин» обычно около 4—5 килограммов, но бывают и более массивные постройки. Толщина стенок достигает 7 сантиметров, и прочность такова, что руками сломать гнездо невозможно. В качестве цементирующего раствора поползни употребляют слизь раздавленных гусениц, жуков и бабочек, безжалостно размазывая их по поверхности гнезда, которая со временем тут и там покрывается пестрым узором из крылышек несчастных жертв.

Гнезда ласточек

Гнездо рыжепоясничной ласточки

Лепные гнезда ласточек отличает большое разнообразие форм. Самой простой выглядит открытая сверху постройка деревенских ласточек — точь-в-точь половинка аккуратно разрезанной вдоль чашки, приклеенная по срезу к стене, непременно под прикрытием какого-нибудь козырька — карниза или скального уступа. Городские ласточки лепят закрытое со всех сторон гнездо с узким боковым входом. Чаще всего постройка по форме приближается к четвертинке шара, прикрепленного сверху и сзади к двум взаимно перпендикулярным плоскостям — обычно к стене и козырьку крыши.

Гнездо рыжепоясничной ласточки отличается чрезвычайным изяществом формы. Оно представляет собой половинку разрезанного вдоль кувшинчика с довольно длинным горлышком и прикрепляется прямо к потолку.

Гнезда птицы-печника

Гнездо птицы-печника

В искусстве обращения с глиной обитающая в аргентинских пампасах птица-печник конкурентов не имеет. По размеру и форме ее постройка напоминает футбольный мяч, прикрепленный к прочной ветви дерева или вершине столба. На вид она выглядит незамысловато, но вызывает уважение своей солидностью, достигая веса 10 килограммов.

Боковой вход ведет в довольно просторное внутреннее помещение — своеобразный вестибюль, к задней стенке которого прикреплена собственно гнездовая камера — вылепленный из глины глубокий карман, чем-то похожий на гнездо деревенской ласточки. Протиснуться в этот «карман» нелегко, потому что между потолком вестибюля и верхним краем «кармана» печники оставляют очень узкую щель, так что непрошеных гостей им можно не опасаться.

Почему птицы строят гнезда из глины?

Глина податлива при строительстве и придает высокую прочность готовым постройкам. Отчего же эти достоинства оказались востребованными «строительной индустрией» пернатых в столь ограниченном масштабе? Широкому употреблению глины для строительства птичьих гнезд мешают ее бесконечные капризы в зависимости от погоды. То ей слишком жарко, и она засыхает, зачастую вынуждая надолго приостанавливать уже начавшуюся стройку. То, наоборот, слишком сыро, и только что уложенные слои глины отказываются сохнуть и затвердевать, что также влечет за собой незапланированную паузу в строительстве.

Кроме того, глиняные гнезда желательно строить в тени. Оказавшись на солнце, они могут пересохнуть и разрушиться, да и птенцам в раскаленной глиняной «печке» сидеть несладко. Поэтому ласточки так любят устраиваться под крышами зданий, поползни избегают строить гнезда на скалах южной экспозиции и почти всегда упрятывают их под нависающие скальные карнизы, а печники стремятся откладывать яйца как можно раньше по весне, пока солнце не набрало еще полной силы.

Наконец, глиняные гнезда очень трудоемки. Чтобы построить свое совсем небольшое гнездо при идеальной погоде и полной обеспеченности материалами, паре городских ласточек необходимо доставить от 700 до 1500 порций глины (без учета оброненных), на что уходит не менее десяти дней. Печникам и поползням с их массивными гнездами требуется не менее 2000 комочков, а стройка, сопровождаемая неизбежными простоями, растягивается на несколько недель. Печники не прячут гнезд от солнца и поэтому вынуждены изо всех сил наращивать их массу, чтобы уменьшить скорость их нагревания и снизить размах колебаний температуры.

Но при всех недостатках, лепные гнезда все же открыли совершенно новый подход к проблеме безопасности. Ласточки и поползни имеют возможность «приклеивать» свои домики на самых крутых скалах, нависающих над стремнинами горных рек или ниспадающих в бездонные пропасти, под потолком пещер и гротов среди таинственного полумрака и вечной сырости, словом, в таких местах, куда хищники добраться не в состоянии. Кроме того, гнезда вылепленные в форме замкнутых со всех сторон камер с узким входом, превосходно защищают потомство, а при случае — и родителей от дождя и холода.

С помощью глинистой почвы можно сократить размеры входного отверстия в дупло, как поступают наши обыкновенные поползни. Они селятся в основном в дуплах больших пёстрых дятлов с летком около 50—60 миллиметров в диаметре, в то время как поползню вполне достаточно 35 миллиметров. Разницу поползень ликвидирует, старательно замазывая леток глиной, илом или навозом.

Эта деятельность имеет чисто инстинктивную природу. Даже если поползень гнездится в дупле с маленьким летком, он все равно щедро обмажет глиной кору дерева вокруг летка.

«Наплевать.. и построить»

Гнезда стрижей

Отношение стрижей к устройству своих гнёзд можно охарактеризовать как «наплевательское». Основной строительный материал при строительстве – это собственная слюна, которая обладает способностью моментально затвердевать на воздухе. Стриж — лучший летун среди всех птиц. Он живёт на лету — охотится за насекомыми, утоляет жажду, играет свадьбу, отдыхает, спит и так далее.

Наиболее известным представителем подотряда стрижей, насчитывающего 58 видов, является черный стриж — обитатель городских чердаков и скворечников. Форма его гнезд во многом зависит от конфигурации гнездового помещения, наличия в нем чужого гнездового материала. В основном гнездо выглядит вполне заурядно и представляет собой некое подобие лепешки с приподнятыми как у блюдца краями.

С точки зрения особенностей конструкции и затрат на сооружение, самое сложное и трудоемкое гнездо строит кайенский стриж, обитающий в Центральной и Южной Америке. Постройка подвешивается к нависающему скальному карнизу и на вид очень напоминает толстую сосульку с обломанным острием. По своему устройству гнездо представляет собой трубку со входом снизу. Цепляясь острыми коготками, стриж залезает на выступ внутренней стенки, где и лежит яйцо. В верхней части трубки присутствует еще один ложный вход, который заканчивается тупиком. Длина «сосулек» превышает 60 сантиметров, что вчетверо больше длины самого строителя. Не мудрено, что стройка занимает почти полгода и требует от птиц терпения и целеустремленности. Наловить в воздухе растительных волокон и перышек и, разумеется, произвести слюны в количестве, достаточном для строительства, совсем непросто.

С помощью слюны стрижи имеют возможность приклеивать яйца в месте насиживания — это позволяет им обходиться самыми крошечными гнездами и насиживать кладку в самом невероятном положении.

Гнездо пальмового стрижа

Гнездо пальмового стрижа

Гнездо пальмового стрижа, широко распространенного в тропиках Восточного полушария, по форме и размеру напоминает столовую ложку без ручки. Эта «ложка» приклеивается к нижней стороне свисающего пальмового листа почти в вертикальном положении. Яйца, естественно, тоже приклеиваются — без этого они сейчас же упадут на землю. «Новорожденные» птенцы намертво вцепляются острыми коготками в свою висячую колыбель и висят так несколько недель, как перед этим висели насиживавшие родители.

Гнездо пальмового стрижа заслоняет от тропических ливней лист пальмы. Хохлатые стрижи в деле защиты своих гнезд от дождей полагаются только на самих себя. По сравнению с собственной величиной, они строят самые миниатюрные гнезда среди всех птиц.
Но не от хорошей жизни, а ради того, чтобы гнездо можно было полностью закрыть от дождей собственным телом.

Между тем в местах гнездования этих птиц в условиях тропического климата дожди идут ежедневно, как по расписанию — сразу после обеда, и бывают сильны до чрезвычайности. Постройка представляет собой крохотную полочку из нескольких склеенных друг с другом кусочков коры, растительных волокон и пушинок, приклеенную сбоку к ветке дерева. Места хватает лишь для одного яичка: насиживающей птице приходится сидеть на ветке, потому что полочка ее не выдержит. Поэтому ветка, куда крепится гнездо, должна быть не толще пальца — иначе стрижу не ухватиться за него пальцами. Сидящий под неистовым тропическим ливнем, среди бушующей грозы хохлатый стриж достоин стать символом родительской самоотверженности пернатых.

«Плотники» и «землекопы»

Гнезда дятлов

Дупло дятла желна (черный дятел)

Какие только профессии не освоили пернатые в погоне за максимальным комфортом и безопасностью своих гнезд! Некоторым пришлось даже овладеть навыками плотников и землекопов. Эти навыки и у тех и у других основаны на искусном использовании одного и того же рабочего инструмента — собственного крепкого клюва, который в зависимости от обстоятельств может употребляться как долото или вместо лопаты. Поэтому профессии плотника и землекопа в мире пернатых довольно тесно связаны друг с другом.

Большинство из 200 разновидностей дятлов, распространенных по всему свету, — исконные лесные жители, и в искусстве обращения с деревьями им нет равных. Когда главный лесной «плотник» — желна — входит в азарт и берется за дело всерьез, вокруг «стройплощадки» фонтаном разлетаются щепки длиной до пятнадцати сантиметров. Желна — самый крупный из наших дятлов, размером почти с ворону, поэтому нуждается в просторной «квартире». Глубина его дупла достигает 40 сантиметров, внутренний диаметр — 25 сантиметров.

«Стройку» по очереди ведут оба партнера, и она редко занимает менее двух недель. Работа идет на высоте не ниже 3 метров от земли, а некоторые пары забираются почти на 15 метров. Поэтому ранней весной, пока не поднялась трава, дерево, облюбованное желной, издали выдает крупная белая щепа, валяющаяся на расстоянии до 10—12 метров от ствола. Дупло этого вида — даже давно покинутое «строителями», нетрудно узнать по форме летка — обычно он не круглый, как у других дятлов, а эллипсовидный, а иногда почти прямоугольный, вытянутый вдоль ствола.

Старое дупло дятла

Большинство дятлов каждый год выдалбливают себе новый «дом», передавая старый на «вторичный рынок» и выступая в роли настоящих благодетелей по отношению к другим птицам, которые испытывают хроническую нужду в дуплах. Дупла большого пестрого дятла, наиболее многочисленного и широко известного «плотника» российских лесов, заселяют в основном мелкие певчие пичуги — мухоловки, горихвостки, синицы. Их вполне удовлетворяет помещение диаметром 14—15 и глубиной 20—25 сантиметров. Но особенно важна и даже незаменима для лесных пернатых деятельность желны, чьи объемистые дупла дают прибежище таким крупным птицам, как совы, голуби, крохали и гоголи.

В современных лесах почти перевелись старые дуплистые деревья-патриархи, поэтому сычам, неясытям, клинтухам подходящее по размеру естественное дупло подыскать почти невозможно. В отличие от других дятлов, склонных ежегодно менять места проживания, желна сохраняет многолетнюю привязанность к старым дуплам, что вовсе не мешает ей, однако, заниматься по весне строительством новых — «про запас».
При всей сноровке дятлы все же редко отваживаются от начала до конца долбить дупло в твердой древесине совершенно здорового дерева. Поэтому излюбленным деревом, идущим под дупла, почти все дятлы считают осину, с ее мягкой древесиной, подверженной сердцевинной гнили. Возможно, что, постукивая по стволу перед началом «стройки», дятел на слух определяет, стоит ли начинать работу именно на этом дереве или лучше поискать другое.

Хорошо устроился карликовый дятел — один из самых маленьких представителей лесных плотников, обитающий в бамбуковых лесах Гималаев и Индокитая. Ствол бамбука внутри полый и разделен на секции перегородками-междоузлиями. Птице достаточно продолбить стенку ствола в 10—20 сантиметров выше междоузлия — и в ее распоряжении оказывается совершенно готовая гнездовая камера.

Обитающий в том же регионе рыжий дятел совсем не строит дупел, а выводит птенцов внутри массивных и непременно жилых гнезд крупных древесных муравьев, прозванных «огненными» за живость характера и готовность незамедлительно и по всякому поводу пускать в ход мощные челюсти и ядовитое жало.

Строительным материалом муравьям служит своеобразный и довольно прочный «картон», изготовляемый из тщательно пережеванных и перемешанных со слюной древесных волокон. Дятлы проделывают отверстие диаметром около 5 сантиметров в оболочке муравьиного гнезда и откладывают свои яйца прямо среди выводковых камер насекомых. Секрет лояльности муравьев, чья невероятная агрессивность известна всем обитателям джунглей, по отношению к дятлам до сих пор не разгадана, тем более что пернатые квартиранты не отличаются скромностью нрава и регулярно поедают муравьиных куколок, причем даже не прерывая насиживания.

Норы обыкновенной зимородки

Нора обыкновенной зимородки

По части рытья нор зимородки — большие мастера. Копают они клювом, а землю из тоннеля выгребают лапками, пятясь назад ко входу, да так ловко, что глина и песок фонтаном вылетают из отверстия. Подбирая местечко поудобнее, многие птицы закладывают одновременно несколько нор, часто на приличном удалении друг от друга. Утром зимородок трудится на одном обрыве, после обеда летит к другому, а к вечеру, глядишь, уже с третьего глина сыплется.

Рытье норы требует сосредоточенных усилий и отнимает много сил. Но чета зимородков трудится с огромным энтузиазмом, причем супруги не только не увиливают от работы, но стремятся внести как можно более весомый вклад в строительство и с великим нетерпением дожидаются своей очереди.

Готовая нора – это узкий тоннель длиной от тридцати сантиметров до трех метров, который идет горизонтально или с малым наклоном. Входом нора всегда обращена в сторону реки, а в ее глубине находится круглая гнездовая камера размером с яблоко. Это и есть детская, в которой свободно могут развиваться до пяти птенцов.

Среди пернатых есть немало видов, которые сами себя плотницкими или земляными работами не утруждают, но охотно квартируют в готовых дуплах и норах. Жильцы каждого вида предъявляют к помещению свои требования. Например, большие синицы занимают самые темные и глубокие дупла и не терпят щелей в искусственных гнездовьях. Напротив, мухоловки-пеструшки, также приверженные к гнездованию в дуплах, не любят темноты, отчего в практике привлечения птиц получил известность своеобразный эффект «старения гнездовий». Суть его в том, что охотнее всего мухоловки занимают недавно вывешенные гнездовые ящики со светлыми изнутри стенами, но почти не заселяют гнездовий, провисевших много лет, стенки которых от времени стали темно-серыми. Но достаточно побелить эти гнездовья внутри, они вновь приобретают привлекательность.

Достижения «ткацкого цеха»

Самые удивительные экспонаты в музей зодчества птиц поставляет «ткацкий цех». Здесь трудятся выдающиеся умельцы, которых так прямо и называют ткачами, по размеру почти все они мельче воробья. «Персонал цеха» составляют более 100 разновидностей ткачей, почти все они живут в саваннах и лесах Африки. Небольшой филиал «цеха» расположен в Юго-Восточной Азии — здесь трудятся всего 7 видов. Весь «ткацкий цех», составляющий семейство ткачиковых, разделен на несколько отделов-подсемейств, сильно отличающихся по количеству «персонала» и особенностям технологического процесса.

К отделу воробьиных относят лишь 7 видов. Ткацкое дело им удалось освоить не вполне, но это не помешало одному из них, — правда, коллективными усилиями, — смастерить экспонат, который в строительной индустрии пернатых есть все основания считать самым сложно устроенным и одним из самых громоздких сооружений.

Техника строительтсва

Все ткачиные гнезда представляют собой вариацию на одну тему. Это замкнутая со всех сторон шаровидная или эллипсовидная камера с узким входом снизу или сбоку. У многих видов в гнездо ведет более или менее длинная входная трубка, отчего вся постройка приобретает сходство с колбой или ретортой. Техника строительства у ткачиков очень интересная. В отличие от других птиц, они строят не лежачие, а висячие гнезда.

Сначала плетётся основа. Действуя клювом, лапами, порхая вокруг нужной ветки, птице удается довольно плотно обмотать её небольшим количеством стройматериала. Потом обматывается одна из соседних веточек, и птицы соединяют их друг с другом парой тканных перемычек снизу и сверху. Образуется подобие кольца, которое со временем превращается в корзинку и затем уже в колбу, — словом, в готовое жилище.

Строительством у ткачей занимаются только самцы, и многие из них не удосуживаются хотя бы раз побывать внутри собственноручно сооружаемых гнезд. Дело в том, что все без исключения строительные работы у них принято выполнять снаружи, не залезая внутрь помещения. Прилетев с очередной полоской, самец неизменно занимает одно и то же рабочее положение — на нижней перемычке кольца, клювом к будущей дальней стенке гнезда и спиной к его будущему входу. Тем самым ткач ведет строительство в направлении «на себя» и по мере увеличения размеров постройки, под ее «натиском», вынужден все больше и больше отклоняться назад, с поразительным упорством удерживаясь лапками за первоначальное место. Заканчивать стройку и приглашать невесту к осмотру квартиры ему приходится в перевернутом положении, то есть вися спиной вниз и удерживаясь коготками за порог дома.

Результаты коллективного творчества

Гнездо общественных ткачей

Гнездо общественных ткачей

Перенесемся теперь из Восточной Африки, в саваннах которой обитает большинство разновидностей настоящих ткачей, в пустыню Намиб, что узкой полосой тянется вдоль побережий Атлантики на юго-западе Африканского континента, омываемого холодным Бенгуэльским течением. Здешние края отличаются суровостью климата и не богаты птицами.

Но какой орнитолог откажется от возможности посетить этот неприветливый край, под мрачным наименованием Берег Скелетов? Ведь именно здесь можно увидеть одно из главных чудес строительной индустрии пернатых — коллективное гнездо общественных ткачей.

Результат коллективного творчества заметен издалека и напоминает большую копну сена, сметанную по чьей-то прихоти не на земле, а в кроне дерева. Особенно часто такие «копны» попадаются на древесных лилиях-коккербумах с их чрезвычайно толстым суккулентным (сочным) стволом, служащим резервуаром влаги, и округлой шапкой коротких и корявых ветвей. «Копна» крепится на самых толстых ветвях и представляет собой конусообразную плотно спрессованную массу сухой травы, прикрытую сверху толстым и прочным слоем плотно уложенных колючих веточек и грубых растительных стеблей, образующих своеобразную крышу.

Гнездо общественных ткачей

Жилые гнездовые камеры располагаются в самом нижнем слое мягкого материала. Их входы обращены вниз и расположены неподалеку друг от друга, так что при взгляде снизу картина напоминает отчасти пчелиные соты. Кверху от жилых гнезд в несколько этажей располагаются старые гнезда, давно оставленные владельцами и полностью заполненные гнездовым материалом.

Максимальная высота (или толщина) коллективных гнезд достигает одного метра, длина по окружности — 3-4 метра. Сооружением этих грандиозных построек, доживающих до векового возраста, занимаются десятки поколений ткачей, в крупных гнездах одновременно уживаются до 500 особей. Отслужив свое, «копна» ломает опору и обрушивается на землю.

Доставкой и укладкой материала население колонии озабочено круглогодично. В зимнюю пору ткачи мало интересуются нижней поверхностью и в основном коротают время на крыше, куда с великим прилежанием таскают грубые засохшие стебли бурьянов и сухие и колючие ветки акаций. Каждому лестно разместить свое приношение выше других, отчего крыша с неизбежностью принимает форму довольно правильного конусообразного купола.

С приходом весны внимание птиц все в большей степени переключается на «мягкое подбрюшие» постройки, то есть на ее нижнюю поверхность. Подыскав здесь местечко и повиснув на лапках спиной вниз, ткач принимается клювом аккуратно и методично засовывать торчащие наружу концы травинок в толщу материала. Работа эта, что и говорить, требует терпения. В конце концов на нижней поверхности мягкого слоя образуется ямка, которая с помощью той же самой кропотливой методики углубляется и расширяется до таких пор, пока не достигнет объема гнездовой камеры.

Одновременно, с какого-то момента, строитель начинает приносить на «стройплощадку» и дополнительные травинки и, действуя привычным способом, вставляет их в материал вокруг ямки. Тем самым слой материала наращивается еще больше, и гнездовая камера все быстрее погружается в его толщу. Таким образом, гнездовая постройка колонии общественных ткачей увеличивается весь год напролет, но зимой она растет вверх, тогда как с началом гнездового сезона разрастается вниз.

Самое удивительное гнездо строит африканский ремез: будучи в целом похожим на гнездо обыкновенного ремеза, оно имеет два входа. Снаружи хорошо заметен ложный тупиковый вход, что же касается входа в помещение гнезда — то его разглядеть часто нелегко, потому что его закрывает мягкая входная трубка, проникнуть сквозь которую не слишком легко даже для хозяев.

Строительными работами у ремезов занимаются исключительно самцы. Холостой самец закладывает основу постройки и пением привлекает самку. Если ее долго нет, самец возводит неподалеку новую постройку и поет возле нее. Технология строительства своеобразна. Прибыв на стройплощадку с пучком мягких растительных волокон в клюве, самец укрепляет их одним концом на опорной веточке и принимается быстро кружиться вокруг нее, перехватываясь лапками и наматывая волокна на основу, как нитку на катушку. За час «строитель» приносит гнездовой материал 10—15 раз. Спустя 3—4 часа работы самец соединяет обмотанные веточки друг с другом поперечиной из пучка травы, так что образуется основа гнезда в форме треугольника или кольца. Теперь самец принимается носить не только эластичные растительные волокна, идущие на упрочение основы постройки, но и большие пучки пуха, которые втыкаются в разные места между волокнами и постепенно формируют стенки гнезда.

Уже на исходе первого дня стройки гнездо приобретает форму миниатюрной и аккуратной корзиночки с ручкой — более толстой и широкой у основания. В дальнейшем боковые края корзиночки становятся все выше, отверстия уменьшаются и наконец свод крыши смыкается. Теперь остается лишь пристроить входной вестибюль в виде трубки, и гнездо готово. Отметим, что точно такая же последовательность действий, причем вплоть до совпадения в мельчайших деталях, свойственна и уже упомянутым ткачам, также сооружающим висячие гнезда, но употребляющим другие материалы и другую технологию их крепления.

Во время строительства самцы вынуждены бдительно охранять территорию вокруг своих гнезд, потому что при недосмотре постройки, в особенности недоконченные, могут быть разрушены другими самцами, которые рассматривают чужие (равно как и брошенные прошлогодние) гнезда всего лишь как склад гнездового материала.

Семейная жизнь ремезов выглядит довольно причудливо, брачные союзы у этих птиц обычно весьма эфемерны. После образования пары самец ремеза быстро заканчивает постройку (иногда с участием самки) и в дальнейшем может посвятить себя насиживанию кладки, а может и улететь в путешествие и в то же лето обзавестись новой семьей на расстоянии 25-30 километров от прежней.

Многих самцов строительный инстинкт обуревает настолько, что они часто всеми силами пытаются достраивать уже готовое гнездо с кладкой, вызывая при этом неудовольствие и даже прямую агрессию со стороны самок, выказывающих вполне обоснованные опасения за сохранность яиц. В свою очередь некоторые самки успевают отложить за лето до трех кладок в гнезда разных самцов. Некоторые самки оставляют кладки на попечение самцов, некоторые остаются насиживать — в одиночестве или при помощи супругов. Многие кладки гибнут из-за того, что родители все время ссорятся, не могут «договориться» о том, кто из них будет наседкой.

Гнезда птиц – интересное видео

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Тайна строительства птичьих гнёзд

А вы когда-нибудь видели, как птицы строят свои дома? Это настолько невероятно и увлекательно!


Дятел


Весной почти все дятлы выдалбливают для гнезд новые дупла. Перед тем как приступить к строительству своего капитального жилища, возбужденные самцы громко кричат и барабанят.


Timelapse of a Pileated Woodpecker creating a cavity


Краснолобая портниха (Tailor Bird)


Краснолобая портниха — певчая птица из семейства цистиколовых (Cisticolidae). Вид распространён на востоке Индии, на юге Китая и далее на юг до полуострова Малакка и Ява.

При помощи своего тонкого клюва птица сшивает края двух листьев, устраивая из них своего рода колыбель. Внутри птица строит чашеобразное гнездо, выстилая его дно мягким материалом.


birdnest built from scratch in 30 second timelapse

Колибри


Чашевидное гнездо вьётся на ветвях деревьев и кустарников, а некоторые тропические виды прикрепляют его к листьям. У разных видов размер гнезда варьирует от половинки скорлупы грецкого ореха до нескольких сантиметров в диаметре. Многие виды для строительства гнезда используют паутину, пух и лишайники. Лишайники хорошо маскируют гнездо, а паутина своей растяжимостью позволяет гнезду по мере роста птенцов несколько увеличиваться в размерах.


Hummingbird Building a Nest.mp4

Ткачик


Птица ткачик – талантливый архитектор и строитель гнездовых колоний. Ткачик – родственница воробьёв и по строению тела, а также толстого и короткого клюва, пропорциям хвоста и крыльев чрезвычайно похожа на своих сородичей. Все виды ткачиков исключительно умелые строители, плетущие закрытые гнезда из травы. За эту особенность они и получили свое название. Гнезда ткачиков разнообразны. Простейший вариант — аккуратная корзиночка-шарик, прикрепленная к стеблям тростника. Такие гнезда устраивают огненные и масковые ткачики. Следующий этап — это гнездо-рукавичка, похожее на вытянутую каплю с отдельным боковым входом. Такие гнезда «ткут» ткачики байя.


WEAVER BIRD : SUPERFAST NEST BUILDING BY BAYA WEAVER .!!!

Ласточка


Гнёзда обычно строятся под каким-либо навесом — крышей, оконным карнизом, рельефным украшением. Известны случаи обустройства гнезда на действующем пароме, при этом птицы не обращают внимания на движение корабля и назойливое внимание посетителей. Одно гнездо используется парой в течение нескольких лет подряд, при необходимости, ежегодно ремонтируется и достраивается. Гнездо представляет собой закрытую полусферу из комочков земли, приклеенную к стене и потолку клейкой слюной. В верхней части сферы делается небольшой вход в виде щели, а иногда к нему протянута небольшая трубка. Изнутри гнездо выстилается травой, шерстью и другим мягким материалом, который птица подхватывает на лету.